Камилл Фламмарион

На своём 70-летнем юбилее Камилл Фламмарион так выразил идею, которая вела его всю жизнь: «Я рассматриваю и почитаю астрономию как науку о живой Вселенной. Вселенная — это не инертные планетарные глыбы, бесполезно катящиеся в пространстве, это не сверкающие точки звёзд, всю ценность которых составляли бы их геометрические координаты; это миры, средоточия жизни — настоящей, прошедшей или будущей (ведь время не имеет смысла для вечности); это очаги энергии, света, чудесных животворных излучений Земли, небес и солнца Бесконечности, это гимн всемирной жизни, исполненный всей Природой в целом…».
Николя Камилл Фламмарион родился 26 февраля 1842 г. в небольшом французском городке Монтиньи-ле-Руа в семье небогатого земледельца и был старшим из четверых детей. В четыре года он уже бегло читал и помнил наизусть многие страницы Евангелия. Частное солнечное затмение поразило восьмилетнего мальчика. Он попросил разъяснений у учителя и получил свою первую книжку по астрономии. Он мало что понял, но навсегда проникся уважением к знатокам неба, уже в древности умевшим предсказывать небесные явления.
Жизнь рано заставила Камилла зарабатывать деньги. Занимаясь самообразованием, он экономил на еде, чтобы покупать новые книги. Крайнее переутомление и истощение едва не свели его в могилу в 16 лет. Спасло Камилла участие со стороны молодого врача Фурнье, увидевшего у пациента 500-страничную рукопись астрономического содержания и убедившегося в его солидных познаниях. Благодаря его хлопотам Камилл был принят астрономом-вычислителем в Парижскую обсерваторию, которую возглавлял тогда знаменитый Урбен Леверье. За недолгое пребывание там Фламмарион сдал экзамены на степень бакалавра, а также написал и сумел напечатать большой труд — книгу «Многочисленность обитаемых миров», имевшую огромный успех во всём мире.
Однако на обсерватории отношение оказалось другим. Фламмарион был… уволен Леверье за деятельность, «недостойную звания учёного», пусть даже в свободное от работы время. Недаром наше слово «популяризация» переводится на французский язык как «вульгаризация». Леверье, известный всему Парижу своим раздражительным характером, вызвал к себе юного писателя, нарушившего субординацию и отклонившегося от строгой стези астронома-вычислителя, и холодно сказал ему: «Я вижу, месье, что Вы не стремитесь остаться здесь… Нет ничего проще, Вы можете удалиться…». Спустя 14 лет Леверье вновь пригласил его, уже известного писателя и исследователя, и на шесть лет он вновь стал сотрудником Парижской обсерватории.
Неожиданный поворот событий принёс Фламмариону свободу для творческой деятельности. Его широкие научные познания и литературный дар делали его желанным автором для каждого издательства. И он с энтузиазмом сотрудничал во многих журналах и газетах. Но главное — он писал всё новые научно-популярные книги: «Миры воображаемые и миры реальные» (1865 г.), «Небесные чудеса» (1865 г.), первый популярный учебник по астрономии, «История неба» (занимательная история астрономии, 1867 г.; книга в наше время переиздана на русском языке). Была издана целая серия его научно-популярных лекций «Этюды по астрономии» (к 1880 г. вышло девять томов).
Одновременно Фламмарион вёл собственные наблюдения с помощью небольшого телескопа с объективом диаметром 108 мм, сконструировал свой фотометр. Его научные интересы выходили далеко за пределы астрономии. Это были и метеорология, и проблема солнечно-земных связей. В 1867-1880 гг., исследуя воздушную оболочку Земли, Фламмарион совершил 12 полётов на воздушном шаре. В 1871 г. он выпустил интереснейшую книгу «Атмосфера (Популярная метеорология)».
И до Фламмариона были знаменитые астрономы, которые уделяли время и внимание популяризации знаний: Галилео Галилей, Иоганн Кеплер, Бер-нар Фонтенель, Жозеф Лаланд, Пьер Лаплас, Франсуа Араго. Никакая другая наука не была так щедро и талантливо преподана грамотным людям из уст её творцов, как астрономия. Однако Фламмарион был первым, кто возвёл популяризацию науки в ранг высокой просветительской миссии. Показать человеку красоту и закономерность Вселенной, его связь с Космосом — в этом Фламмарион видел свою главную цель. Он верил, что космическое мировосприятие поднимет души людей над мелкими заботами, уведёт от политических распрей, приводящих к кровавым драмам.
Считая, что познание всегда более эффективно, когда оно активно, Фламмарион уже с 1864 г. принялся за создание пособий для самостоятельных наблюдений любителями астрономии. В течение почти 60 лет он составлял и регулярно публиковал ежемесячные карты неба с указанием расположения планет. С 1866 г. Фламмарион проводил публичные ежемесячные астрономические конференции с лекциями на знаменитом бульваре Капуцинов, а позднее и в стенах Парижской обсерватории.
Фламмарион объездил с лекциями многие города Франции и страны Европы. Последний раз он выступил уже с «радиоастрономической», как выразился учёный, лекцией 26 ноября 1924 г. — перед микрофоном, установленным в его кабинете в Жю-визи и соединённым с радиостанцией в Париже.
Даже возвратившись в 1876 г. на Парижскую обсерваторию, Фламмарион видел свою главную цель именно в популяризации и литературной деятельности. Всемирную славу ему принесла «Популярная астрономия» (первое издание вышло в 1879 г.). Это был величайший труд Фламмариона. Благодаря этой умной и обстоятельной книге, впервые щедро иллюстрированной, появились миллионы новых любителей астрономии, тысячи энтузиастов-наблюдателей. Сочинение выдержало 100 изданий и было переведено почти на все языки мира. Специальной премией его отметила Парижская академия наук. Эта книга, как и большинство других сочинений Фламмариона, была переведена и на русский язык. Первое русское издание его «Популярной астрономии» появилось в 1897 г. под названием «Живописная астрономия». Книги о науке стареют быстро. Последнее издание «Популярной астрономии» вышло на русском в 1940 г. стараниями нашего «российского Фламмариона» Б. А. Воронцова-Вельяминова. Он исправил и дополнил её и тем продлил жизнь любимой книге своего детства.
Следом за «Популярной астрономией» как её наблюдательное продолжение вышла книга «Звёздное небо и его чудеса» — обзор всего неба: звезда за звездой, созвездие за созвездием. Эта книга до сих пор остаётся прекрасным путеводителем по небу.
Фламмарион никогда не прекращал и работу астронома-наблюдателя. Парижскую обсерваторию он оставил в 1882 г., когда неожиданно получил возможность создать свою обсерваторию в замке близ Парижа. Целый замок в Жювизи подарил Фламмариону некий Мере, домовладелец и садовод, которого захватила глубина философско-астрономических сочинений учёного. Главным инструментом «Небесной виллы» Фламмариона стал большой 24-сантиметровый рефрактор в башне с вращающимся куполом.
По астроклиматическим условиям обсерватория намного превосходила Парижскую, городскую. Научная библиотека Фламмариона, занимавшая весь второй этаж, была уникальной. Она насчитывала свыше 5 тыс. томов и включала редчайшие сочинения, начиная с Аристотеля и кончая новейшими изданиями.
В поисках проявления какого-либо «динамизма» на поверхности небесных тел Фламмарион вёл наблюдения Луны, Марса, Венеры, спутников Юпитера; ему посчастливилось наблюдать Новую Северной Короны 1866 г. и Новую Персея в 1901 г. Он систематически изучал двойные звёзды. Фламмарион уточнил параметры ряда двойных звёзд; открыл тройную систему ‘С, Рака с необычно далёким третьим членом; в 1877 г. установил существование нескольких совершенно новых, так называемых широких пар звёзд, двойственность в которых обнаруживается по одинаковому собственному движению в пространстве их компонент. В 1878 г. вышел главный научный труд Фламмариона — «Двойные звёзды. Каталог кратных звёзд с орбитальным движением». Он содержал все сведения, в том числе исторические, о 819 системах с несомненным орбитальным движением, почти 600 пар с подозреваемым и свыше 300 оптических пар. Каталог разошёлся почти мгновенно.
В 1876 г. Фламмарион первым обратил внимание на то, что внешний вид тёмных областей на Марсе изменяется. Под влиянием этих наблюдений Скиапарелли открыл в 1877 г. знаменитые «марсианские каналы», с которыми затем в течение трёх четвертей века было связано столько надежд и у самих учёных, и у фантастов! Обсерватория Фламмариона стала центром, куда стекалась информация от многочисленных наблюдателей этой планеты. К 1895 г. он установил более быстрое, чем на Земле, «таяние» марсианских полярных шапок. Для истории науки особенно ценно то, что Фламмарион собрал все известные наблюдения Марса с 1636 г. Они вошли в его двухтомный энциклопедический труд «Планета Марс и условия обитаемости на ней» (1892, 1909 гг.).
Солнце интересовало Фламмариона с точки зрения его влияния на Землю. Он изучал рост растений и некоторых живых организмов при освещении их в разных диапазонах солнечного спектра, собрал огромный документальный материал о наблюдениях в Париже аномальных магнитных явлений (начиная с 1541 г.), проводил статистические исследования метеорологических явлений (дождливости в разные эпохи, появления молний), накопил около 1500 фотографий радуг, гало, облаков и других атмосферных явлений. Работы Фламмариона стимулировали проведение новых исследований. Своей идее «живой Вселенной» он остался верен до конца. Не поколебали его и первые серьёзные опровержения реальности «марсианских каналов», высказанные Эженом Антониади (1870-1944). Наблюдая Марс в эпоху великих противостояний в 1893 г. (на «Небесной вилле» Фламмариона) и в 1909 г. (на Медонской обсерватории), Антониади пришёл к выводу, что «каналы» Марса — обман зрения, вызванный цепочками каких-то небольших пятен разного размера.
В предисловии к очередному выпуску журнала «Астрономия» за 1924 г. Фламмарион писал о необходимости широкого астрономического образования. Он утверждал, что мировая катастрофа 1914-1918 гг. с её бессмысленными жертвами среди прочих причин имела и ту, что человечество в массе своей не осознаёт, где оно обитает, какое место занимает во Вселенной. «Современным народам, — писал Фламмарион в «Популярной астрономии», — вместо того, чтобы соперничать между собой в изготовлении пушек… не лучше ли было… хотя сотую часть этих средств посвятить на опыты, имеющие целью открыть нам дивные тайны природы…»
Ещё в 1879 г. Фламмарион высказал три своих заветных желания: создать народную обсерваторию, доступную всем любителям; учредить печатный орган, достаточно серьёзный, но доступный и любителям, и объединить единомышленников-энтузиастов в одну большую «астрономическую семью» — создать Астрономическое общество. Все три задачи он выполнил. В 1882 г. он основал ныне широко известный журнал «Астрономия» (L’Astronomie); в 1887 г. им было создано Французское астрономическое общество. Наконец, в 1892 г. на свои средства Фламмарион открыл в Париже народную обсерваторию (при Астрономическом обществе). В 1968 г., по завещанию его вдовы Обществу была передана «Небесная вилла» — обсерватория в Жювизи.
Свершения Фламмариона имели огромный резонанс. С 1881 по 1911 гг. по всему миру возникло 29 любительских астрономических обществ и 7 из них стали носить имя Фламмариона. В России таким откликом было создание Нижегородского кружка любителей физики и астрономии (1888 г.) и профессионального Русского астрономического общества (1890 г.) в Петербурге, а затем и Московского общества любителей астрономии (МОЛА, 1908 г.).
Советская печать упрекала Флам-мариопа за идеализм, склонность к ненаучным фантазиям, мистике, явную неприязнь к коммунизму. Многие его произведения из-за этого остались после 1917 г. непереведёнными на русский язык.
Камилл Фламмарион, проживший такую большую и яркую жизнь, умер внезапно от сердечного приступа 3 июня 1925 г. Многие рукописи его остались незаконченными… Но он достиг поставленной ещё в юности цели — положил начало новым взаимоотношениям науки и общества: с олимпийских высот обсерваторий он вывел древнейшую из наук к людям. Подобно факелу, его книги освещали путь к высокой цели познания мира и к духовным устремлениям, достойным человека. Недаром автор оды, написанной к 70-летию учёного, нашёл в его имени многозначительный смысл: «Flamme d’Orion» (Пламя Ориона).